Make your own free website on Tripod.com

Внимание! сайт находится в состоянии разработки Ваши замечания, советы, пожелания посылайте по адресу shtadlan@mail.ru

Штетл

Руководила всей жизнью общины особая автономная организация — кагал. Кагал был в каждом городе, где существовала еврейская община, и отвечал перед правительством и перед христианским населением за всех ее членов. Кагал платил налоги, вершил суд в тяжбах еврея против еврея, регулировал всю внутреннюю жизнь общины. Поистине, не было таких дел, которыми бы не занимался кагал: надзор за синагогами, снабжение религиозными книгами, уход за больными, содержание кладбищ, забота о чистоте, надзор за ценами, наблюдение за нравственностью членов общины, наем фельдшеров, повитух, сторожей и ночных караульщиков, — любая проблема, любой частный случай, требовавший вмешательства, рассматривался в кагальных учреждениях для принятия нужного решения. В Опатуве, к примеру, один домовладелец сделал пристройку в нижнем этаже, загородив часть улицы, и кагал тут же оштрафовал его “за вред, нанесенный обществу”, и обязал снести эту пристройку.
Во главе каждой еврейской общины стояли старшины, от трех до пяти человек: нечто вроде городского совета. Они одни были ответственны перед властью и после избрания присягали на верность королю и Речи Посполитой. Эти старшины чередовались между со-бой, и каждый месяц один из них становился главой общины. Его называли “парнас” или же “парнас га-ходеш” — то есть парнас на месяц”. (Любопытно, что от того же корня происходит слово “Парнаса” — заработок; глагол от того же корня означает — заботиться о чем-нибудь, давать пропитание, кормить, снабжать.) 
Синагога
Аврех Юля, 11 лет, 
школа Менахем
Очередной кагальный старшина во время своего правления был “господином и владыкой своей общины”: он составлял бюджет, уплачивал кагальные долги, утверждал список семейств, которым разрешалось проживание в данном городе, скреплял своей подписью общественные счета. При вступлении в должность он приносил торжественную клятву, что будет строго соблюдать кагальный устав и не позволит себе никаких отступлений.
Эта должность бывала порой и опасной, особенно во времена войн и нашествий, когда вступавшие в город войска требовали у старшин денег, провианта, одежды и проводников, а те не могли удовлетворить их требования.
Ночь
Сурпина Даша, 10 лет
Школа Менахем

Духовным главою общины был раввин. В крупных городах вместе с раввином назначался глава иешивы. Помощником раввина был общественный проповедник — даршан, который по субботам читал и объяснял Священное Писание. При синагоге был общественный кантор. Были резники. Был писарь еврейского суда. Были мелкие кагальные чиновники, которые обслуживали школу, синагогу, кладбище, вызывали стороны в суд, вручали повестки, объявляли об очередном деле.
 Все эти люди получали жалованье. На жалованье были и врачи, аптекари, общинные акушерки, цирюльники, лица, присматривавшие за нищими в приюте для бездомных, и многие другие. Были и особые уполномоченные — штадланы, которые хорошо знали польский язык и служили посредниками между еврейской общиной и христианами. По кагальному уставу штадлан “призван к тому, чтобы являться в чертоги владык; он должен геройски выполнять возложенные на него поручения, совершать все быстро, ходить туда, куда пошлет его кагал, например, к иезуитам, в кафедральный собор... и устранять перед детьми Израиля каждый камень преткновения...”
coryright Zvi Silberstein
Рассказы о жизни в штетле  представляют для нас удивительную возможность увидеть, как сквозь магический кристалл, удивительный мир еврейского служения, мир преданности В-вышнему.
Вторая мировая война, а затем послевоенная ассимиляция, практически уничтожила штетл как явление. Но- удивительная вещь - несмотря на беспощадное уничтожение, наследие еврейских местечек сохраняется. Сохраняется оно прежде всего в памяти, в тонких нитях традиций, тянущихся к современным евреям от их предков, живших в штетлах. Ведь практически все евреи России, Украины, Белоруссии – это дети и внуки обитателей еврейских местечек.

Евреи, живущие  сегодня по  еврейским законам продолжают создавать миквы и синагоги. В больших общинах наверняка найдется наряду с обычными, большими синагогами и отдельная маленькая синагога, выстроенная специально  для хасидов - клойз. Внутри синагоги –  то же, что и внутри синагоги в штетле, да и вся служба практически не изменилась. Все так же женщины, хоть и не обязывает их к этому Закон, продолжают находить вдохновение и  утешение в древних молитвах, занимая свои места на балконе синагоги, в «эзрат нашим».
И меламед все также обучает детей, и студенты в йешивах  во всем мире, изучают тексты, пользуясь теми же методами, что и их деды. Да и сама йешива остается центром творческой жизни евреев.
Еврейская сваха все еще делает свой шидух, все ведет свою торговлю и в современных городах и молодые мужчины и женщины благодаря ей находят друг друга.
Хотя замок магната, от милости которого зависела сама возможность жизни евреев в штетле, не нависает больше над нами, призрак антисемитизма продолжает бросать свою зловещую тень на всю нашу жизнь.
Штетл
Борух Клиот, 12 лет
школа Менахем
Евреи больше не тот забитый и нищий народ, что жил в штетле. Но в то же время мы намного более уязвимы. Ассимиляция  уничтожает европейское еврейство медленно, но верно. И самая главная беда наша - незнание. Без знания истории и культуры своего народа нет и самого народа. И наш проект, как и другие проекты, разрабатываемые энтузиастами еврейского образования, стремятся разбудить в евреях жажду познания своей культуры.
 
 

Copyright © Анатолий Шперх, 2000г.
Сайт создан при поддержке Joint ( Петербургское отделение)
 
Центр им С. Мелтона (Еврейский университет, Иерусалим),